Это интересно

Ближайшие события

Июль 2019
9 июля 16.00
9 июля 16.00
Медиа Лаборатория. Создание музыки
10 июля 16.00
10 июля 16.00
Медиа Лаборатория. Создание музыки
16 июля 16.00
16 июля 16.00
Медиа Лаборатория. Создание музыки
24 июля 16.00
24 июля 16.00
Медиа Лаборатория. Создание музыки
30 июля 16.00
30 июля 16.00
Медиа Лаборатория. Создание музыки
31 июля 16.00
31 июля 16.00
Медиа Лаборатория. Создание музыки

Статьи

Тексты на тему коммуникаций, психологии отношений, языков, знаков, сигнальных систем,
а также и научных открытий в области коммуникаций
Андрей Дёмин
Автор проекта "Коммуникон", проектировщик.
Мы – «КОММУНИКОН»! А вы?
Начало Нового 2019 года Подмосковный комплекс отдыха «Бекасово» отмечает стартом нового социального проекта – открытием тематического интерактивного парка «КОММУНИКОН».
На вопрос «Что это же это такое – «КОММУНИКОН»? отвечает автор проекта Андрей Дёмин.

Как бы вы в двух словах сформулировали суть проекта?
Если в двух словах – обучение с развлечением. Научно-популярный жанр, который, наконец-то, завоевывает сердца и умы как детей, так и родителей. Мы, познакомившись с замечательным Комплексом отдыха «Бекасово», где за многие годы накоплена и вполне сформировалась действительно теплая семейная атмосфера, пришли к выводу, что это идеальное место не только для обычных, ставших привычными загородных развлечений, но и для развития детей, и интеллектуального, и эмоционального. То есть другими словами этот формат можно назвать так – умный отдых. В двух словах.

А конкретнее?
«КОММУНИКОН» – это тематический интерактивный научно-популярный парк. Парк – потому что его объекты расположены как на территории комплекса отдыха, так и в его помещениях. Научно-популярный – поскольку экспозиция парка выстроена из экспонатов, иллюстрирующих физические законы. Естественно, все экспонаты интерактивные – это необходимый формат любого эффективного развития современного ребенка. Ну, а тематика парка – коммуникации в самом широком диапазоне. Начиная от самых древних шифровальных устройств и заканчивая светофоном.

Светофон?
Это устройство, передающее звук… светом. Любой ребенок может подключить свой смартфон с записью любимого трека к светофону и с помощью лазерного луча передать звук на расстояние. Все другие экспонаты «КОММУНИКОНА» так или иначе иллюстрируют формы и способы коммуникаций. Телефоны и зубчатая передача, семафор и аппарат Морзе, зеркальное письмо и флажковая азбука, проволочные телефоны и радиопеленгаторы и многое другое. И это только начало - экспозиция «КОММУНИКОНА» будет расти. Как уже было сказано, с экспонатами можно взаимодействовать – ставить эксперименты, изучать физические закономерности, «прокачивать» когнитивные способности, в том числе эмоциональный интеллект. Все они предназначены для проведения тренингов, лекций и других программ «КОММУНИКОНА», главная задача которого - развивать коммуникативные навыки: сотрудничество, взаимодействие, эмпатию. Опять же, если в двух словах - учиться общаться.

А при чем здесь общение? У вас же практически научный музей.
В этом и есть основная идея «КОММУНИКОНА». Его научно-технические экспонаты - всего лишь средство, инструмент. Альберт Эйнштейн писал: «Тело и душа - это не две разные вещи, а всего лишь два разных способа восприятия одного и того же. Точно так же физика и психология - это только разные попытки связать наш опыт вместе посредством систематического мышления». Цель «КОММУНИКОНА» – научить детей, да и родителей, общаться друг с другом. Причем формы этого научения – интерактивно-развлекательные. Квесты, игры, соревнования, мультфильмы, тренинги, мастер-классы, лекции. То есть все то, что идеально подходит именно для загородного времяпрепровождения. Согласитесь, где еще вся семья может собраться вместе на выходные или на каникулы, да так чтобы рядом оказались психологи, научные сотрудники, преподаватели?

Это уже какая-то гуманитарная задача
Именно. Дело вовсе не в уникальной технической базе «КОММУНИКОНА».

Уникальной?
Да. Без ложной скромности скажу, что, например, уличная коммуникативная площадка выполнена из транспортных (опять же коммуникации) контейнеров. Подобная контейнерная детская площадка в России всего одна и появилась одновременно с нашим «КОММУНИКОНОМ» в КО «Бекасово».
Причем, это не столько дань экологической моде, сколько эксплуатация технического утилитарного дизайна, который, кстати, очень нравится детям. Мы намеренно использовали брутальный телекоммуникационный стиль в оформлении площадки. Например, предусмотрена светодиодная подсветка трубы котельной, которая находится неподалеку. Поскольку в России в зимнее время темнеет рано, то аттрактивность и привлекательность наших контейнеров имеет исключительное значение. Контейнер для самых маленьких оборудован светопрозрачными фасадами, он светится изнутри. Опять же всепогодность – защита от дождя и снега - упрощает эксплуатацию, а главное увеличивает время для игр и тренингов. Но, повторюсь, всё это «железо» - только инструмент для гораздо более интересной истории – тех мероприятий, которые здесь проходят. Контейнеры расположены таким образуют, что образуют собой своеобразный лабиринт, принцип которого - нахождение собственного пути, одним словом - квест. Опять же, контейнер для ребенка - сакральное пространство, "невидимое" для взрослых, эдакая пещера смыслов.

Почему пещера?
Потому что подобные пространства всегда будят детское воображение. Это архетип, то есть то, что символизирует детство человечества. На стенах именно этого «пещерного» контейнера визуализация наскальных рисунков пещеры «Куэва-де-Лас-Манос» в Патагонии. Сотни разноцветных отпечатков человеческих ладоней. Потрясающе.

Дети не уйдут с этой площадки
Зачем уходить? Для родителей, кстати, предусмотрено в одном из контейнеров кафе с панорамным остеклением. Здесь можно выпить кофе, посушить варежки, ну и вайфай естественно. Куда же без коммуникаций, мы же – «КОММУНИКОН».

Откуда, кстати, название?
Название тоже уникальное. Такого слова в русском языке не было. Как-то сразу пришлось всем по вкусу. На мой взгляд, оно максимально отражает суть проекта. Понятие коммуникации на латыни имеет двойной смысл, технический -«сообщение, передача», и социальный - «делаю общим». Придумала одна из сотрудниц «Бекасово». Надо отдать должное руководству КО «Бекасово» – такого внимательного и требовательного заказчика у меня не было. Уникальные люди.

Так кто он, «КОММУНИКОН» - физик или лирик?
Мы никому ничего не навязываем. Каждый найдет то, что ему интересно. Одним – игра в «секретный язык», вторым – робототехника и телекоммуникации, третьим – психология отношений. Не важно, как, каким способом человек осознает важность коммуникаций. Их исключительную ценность.
Может это покажется странным, но я уверен, что в России нет никаких проблем с техническим инженерным мышлением. Ну да, есть небольшой провал, с так называемыми «хард скилс», результат небрежного отношения к наследию советской инженерной школы. Но он быстро, в этом я не сомневаюсь, восстановится. В том числе и благодаря таким вот центрам в формате «науч-поп». Подобных интерактивных музеев становится все больше, а наши дети талантливы, в этом тоже нет никаких сомнений. Но вот что касается «софт скилс», особенно коммуникациям, работе в команде - здесь проблема.
Причем глобальная цифровизация - это мировой тренд, а в России своя национальная особенность – очень низкие компетенции в коммуникациях. Мы друг к другу не очень расположены, увы. Дефицит дружественности.

То есть «КОММУНИКОН» - это такой социальный проект. Сдруживать!
Кстати, да. Это могло быть стать общероссийским флеш-мобом. Но если серьезно, то одна из программ «КОММУНИКОНА» направлена на профилактику травли. Антибуллинг. Большое подспорье для школ, поскольку именно в вынужденных сообществах, каким и является школа, травля обязательно присутствует. Травят непохожих. И это вызов для нас всех. Либо мы развиваем эту непохожесть и уникальность, причем в сочетании с коммуникабельностью, либо серое равнодушное большинство задавит «выскочек». Причем в тишине.
Мне кажется, у наших детей формируется идея общих и общественных интересов.
Наступает новая эра. Экономические категории перестают работать. Нужны другие, более высокие смыслы. Все больше говорится о волонтерстве, социально ответственном бизнесе, экономике дарения.

Пафос понятен
Пафос, кстати, переводится и как «страдание» и как «воодушевление». Но в каком-то смысле, лучше быть немного воодушевленным, чем вечно страдающим. Комплекс отдыха «Бекасово» затеял очень хорошее дело. Они профессионалы в сфере гостеприимства, и понимают, что вся она строится на производстве эмоций. Какая наиболее «страдательная» эмоция у современного горожанина? Правильно, чувство системного непонимания и даже одиночества. КО «Бекасово» поставил перед собой прекрасную задачу – обеспечить место для всей семьи, где можно почувствовать себя вместе. Слоган «КОММУНИКОНА» – «МЕСТО, ГДЕ МЫ ВМЕСТЕ». Согласитесь, воодушевляет!

Юлия Касьянова-Кузьмина
Директор НКО "Агентство стратегического развития"
ДЕТИ ГОВОРЯТ
25 декабря, ушедшего 2018 года КОММУНИКОН принял участие в Новогоднем мероприятии Агентства стратегического развития «Открытый микрофон для подростков «Говорят дети».
Счастье здесь
Концепция мероприятия очень простая - любой из подростков, присутствующих в зале мог подойти к микрофону и поделиться со взрослыми и сверстниками своими идеями, личными историями и предположениями о развитии социальных проектов.
Этот новогодний выпуск проекта «Говорят дети» посвящен запуску второго исследования индекса детского счастья РФ. Первая проба акции-исследования прошла летом 2017 года, в ней приняли участие 4000 детей и взрослых столицы, а также 9 регионов страны. Дети узнавали у детей, что делает их счастливыми, и составляли свой индекс.
На вопрос «Что делает тебя счастливым?» ответ «Общение со сверстниками» оказался на 3 месте. Но зато ответ «Когда меня понимают» - на первом. Это значит, что дети, конечно же, любят общение, но, похоже, что понимание остается дефицитной позицией, и соответственно наибольшей ценностью.
Директор АСР Юлия Касьянова-Кузьмина так комментирует происходящее: «Один из важнейших Soft skills нового поколения – навык публичного выступления и умение презентовать свои идеи. Дети сами констатируют, что все меньше ходят к доске в школе и тренироваться говорить им в общем-то негде. При этом уметь говорить, презентовать себя и уверенно чувствовать себя на любой аудитории – залог успешной социализации и налаживании контактов с миром».

В тихом омуте
Разрыв между «общением» и «пониманием» в общем-то не удивителен. Мы не испытываем недостатка в общении, даже наоборот, а вот с пониманием – проблема. Дело в том, что коммуникации – это не просто передача и обмен информацией, новостей и событий. С этой задачей прекрасно справляется медиа. А вот общение, наполненное позитивными эмоциями, духоподъемными смыслами и то, что называется душевностью – увы, все дальше ускользает от нас. Наши дети, со школьной скамьи активно учатся социализации и пытаются вписаться в индустриальный, часто бесчеловечный ритм жизни современного горожанина. Какие коммуникации они используют?
Смартфон, ноутбук, планшет. Их коммуникации происходят преимущественно в тишине. И дело не в том, что текст, набранный в «вотсапе» лишен эмоций (эмодзи, как некий протез, кое-как справляется с этой задачей). Опасность в том, что взрослые, а значит и дети все больше стараются быть эффективными, и говорить «по существу», в то время как коммуникация, пусть даже бессмысленная несет еще и другую социальную функцию – поиск общего, того, что объединяет нас. Для этого идеально подходит «живое» общение – дружеская компания, коллектив единомышленников, публичные выступления.

Молчание ягнят
Вы спросите - а как же школьные классы? Но, похоже, что именно в школе, этой начальной ступени социализации ребенка происходят первые уроки невротизации «взрослой» эффективной жизни.
«Откуда в нашей школе появилась мысль, что если ребенка довести до состояния постоянной паники, ужаса перед ЕГЭ, контрольной, чем-то еще, то он от этого будет гораздо лучше учиться – это для меня непостижимая загадка» - сокрушается психолог Людмила Петрановская – «Когда говоришь, что ребенок в школе должен быть счастлив – люди крутят пальцем у виска. Хотя с точки зрения психологии это не какое-то пожелание, это совершенно прагматичная вещь. Говоря умными словами, миелинизация нервных волокон происходит в состоянии покоя. Освоение чего-то нового происходит только тогда, когда мы не в стрессе. В стрессе мы не учимся».
К сожалению, разумная позиция психолога не находит поддержки в педагогических коллективах. Надо признать, что, поскольку современный учитель интегрирован в систему «предоставления образовательных услуг», то он сам является в каком-то смысле страдающей стороной, жертвой «эффективного менеджмента».
Очевидно, что школа – это территория взаимного умолчания и неудивительно, что критический взгляд на школьную жизнь «изнутри» как правило, не объективен. Простой пример. В одном подмосковном колледже проводился опрос на тему школьной травли. Подростков, уже покинувших школу опрашивали, случалась ли травля в их прошлой школьной жизни. Ответы были единодушны. 100% процентов опрошенных подтвердили – да были. Некоторые из опрошенных, признавались (что очень ценно), что и сами были буллерами. Но аналогичное исследование в школе закончилось с противоположным результатом – никаких эксцессов ни один из опрошенных не подтвердил. Странная немота, да?

Антибуллинг
«Многие школы не признают существования проблемы, потому что признать ее — означает получить меньшее количество баллов и понизить свой рейтинг. Даже если факт травли в школе замечают, часто его все равно стараются не афишировать», — говорит Мария Свир, координатор программы «Травли.Net» фонда «Журавлик».
Согласно последнему (январь 2019 года) докладу ЮНЕСКО, каждый третий ученик минимум один раз в месяц подвергается запугиванию в школе со стороны сверстников. Вывод доклада неутешителен: насилие и запугивание в школе — серьезные мировые проблемы. В России примерно аналогичные показатели: каждый третий ребенок так или иначе участвовал в травле, причем участником считается и тот ребенок, который просто наблюдает. Около 10% детей выступали в роли агрессоров, около 15% — в роли жертв.
«Травля – всегда проблема группы. Ребенок никогда не может справиться с ней самостоятельно, он может лишь немного противодействовать. Чтобы искоренить травлю в школе, нужно работать с детьми, учителями и родителями. Только тогда это приведет к качественным изменениям и травля не повторится», — подчеркивает Свир.

Счастье есть
«Работать с детьми, учителями и родителями» - это прежде означает «общаться». Конечно же, это и объективные отчеты и честный мониторинг, круглые столы и общественные акции, но прежде всего это – коммуникации. Обмен мнениями, опросы, игры и тренинги на взаимодействие и сотрудничество.
Понятие «счастье» означает «часть» чего то большего, причастность. Мнение ученых единодушно – человек, сформировавшийся как социальное существо, испытывает состояния счастья именно в те моменты, когда может поделиться своими эмоциями и переживания с другими людьми – близкими, друзьями, любимыми.
Программы «Травли.Net» фонда «Журавлик», Агентства социального развития, проекта «КОММУНИКОН» направлены на решение этой задачи.
В 2019 году экспертный совет Агентства социального развития вновь начинает своё глобальное исследование индекса детского благополучия и приглашает сверстников к участию в этой интересной работе и стать спикером Агентства стратегического развития.
Очевидно, что умение слушать и слышать – основа взаимодействия. Давайте учиться этому вместе с нашими детьми и верить, что счастье здесь!

Лёша Миняйло
директор по счастью партнеров проекта "Полдень"
и основатель образовательной экосистемы "Leaders of the Future"
БЛАЖЕННЫ МИРОТВОРЦЫ
Наше общество находится в новом, быстро меняющемся коммуникативном пространстве. Старшее поколение, привыкшее общаться «реально», реагирует на эти изменения болезненно. По их мнению, подростки в общении не так заинтересованы, поскольку менее социальны, а также стараются избежать в отношениях разочарования и травм. «Так ли это?» - решил спросить «Коммуникон» у Лёши Миняйло, основателя образовательной экосистемы Leaders of the Future.
Одна из базовых потребностей каждого человека — чувство принадлежности. А никакое сообщество невозможно без коммуникаций. Поэтому общение для молодежи очень значимо. По роду деятельности я провожу много времени с подростками и собираю информацию для своего нового проекта. Так вот один из наиболее характерных ответов на вопрос «Что для вас в жизни действительно ценно?» — «Чтобы у меня была та жизнь, которую я хочу прожить. Для этого надо делать то, что мне нравится с теми людьми, которых я хочу видеть». Это самым прямым образом говорит о ценности коммуникаций, о том, что люди общаются. Здоровые отношения с другими людьми — один из компонентов счастья.

Все чаще сталкиваюсь с мнением, что современные подростки не хотят воспринимать даже полезную, с точки зрения старших наставников, информацию. В Америке даже появился термин «изнеженность сознания». Действительно ли коммуникации могут восприниматься как насилие?
Мне кажется, что «изнеженность сознания» — это оценочное суждение. Согласись, что в реальности насилие все-таки перестаёт быть физическим и переходит в словесное. Если раньше просто били, то сейчас троллят в интернете. Как человек, которого били в школе, хочу сказать, что это перемена к лучшему.

Я, кстати, замечаю, что современные дети к троллингу относятся более-менее стоически. Стараются противостоять. А можно ли этому вообще научить? Вот у меня на хамство так и нет противоядия.
Человек из школы должен выйти с широкими фундаментальными знаниями по биологии, математике, химии и всем прочим предметам, и совершенно не имеющим жизненных навыков. К сожалению, жизненным навыкам, тому, что по-настоящему ценно для подростка, в школе не учат. Наоборот, если подросток понимает, как себя вести в жизни, то у тех, кого мы называем «системой образования», начинаются проблемы, потому что им надо подстраиваться под людей, у которых есть запрос. Они к этому не готовы.
Опять-таки, я сейчас провожу интервью со школьниками, и на один из вопросов — «Что тебе в школе нравится?» типичный ответ — «Нравится такой-то предмет, потому что хороший преподаватель». Но в основном — «Не знаю», «Ничего», «Надо подумать». То есть либо повезло, и ты встретил хорошего человека (опять ценность общения!), либо вообще мимо — ничего полезного в школе нет. У меня один из участников интервью в школе проводит 18 часов в неделю, а самостоятельно учится вне школы (программирование, онлайн-курсы, языки и прочее) — 30 часов в неделю. Вот собственно ответ, насколько полезно то, чему учат в школе. И можно дальше философствовать на тему «Почему?», но очевидно, что необходимо уже скорректировать подход к образованию. Речь идет об обучении мягким навыкам, в первую очередь — коммуникациям.

Что за проект ты сейчас делаешь?
Leaders of the Future помогает школьникам взять жизнь в свои руки. Мобильное приложение проводит их по специальному треку проектов в реальном мире, выполняя которые они развивают характер, волю, осознают себя, как личность, учатся быть независимыми и счастливыми. И попутно развивают навыки 21 века: самоорганизацию, коммуникационные навыки, работу в команде, умение добиваться реального результата.
Всё это уже находит понимание в обществе, рядом с нами многие коллеги занимаются отчасти похожими проектами, например, Кружковое движение Национальной Технологической Инициативы, в рамках которой реализуются серьёзные детско-взрослые проекты. Там тоже очень многое завязано на освоение навыков взаимодействия, поскольку инженерную работу без коммуникаций очень трудно выполнить. Ваш Бекасовский образовательно-развлекательный «Коммуникон» тоже работает в этом направлении.

В этом, кстати, основное отличие подобных проектов от школы. Мотивация в освоении новых знаний выше в добровольных сообществах, а не в вынужденных. Более того, травля, о которой мы стали слышать с пугающей регулярностью — примета именно вынужденных коллективов — школа, армия и тюрьма.
Да. Такие коллективы, которые человек не может покинуть. Но если человеку в сообществе не нравится, если он чувствует, что он там не «свой», это вовсе не значит, что человек плохой или сообщество плохое. Просто у разных людей разные интересы и modus vivendi. Что такое сообщество? Это объединение людей на основе общих ценностей и общей деятельности. Там, где есть активная деятельность, не остается места травле. И наоборот, травля возникает там, где нет общей цели, общих ценностей, общей деятельности.

Вот и получается, что в школе оправданное принуждение усугубляется отсутствием коммуникаций, которые могли бы как-то компенсировать эту вынужденность.
У меня как-то был разговор с психотерапевтом, и я вдруг осознал, что у меня с близким человеком не было отношений. То есть формально они были, а на самом деле — их не было. Они были односторонними, а отношения должны быть двусторонними.
Так и здесь. Вся коммуникация в школе — односторонняя. Сверху вниз. Директор к завучу, завуч к учителям, учителя к ученикам. Как только ты собираешься изменить направление коммуникации (например, поспорить с учителем), у тебя сразу в дневнике появляется красивый красный «неуд» по поведению, вызов родителей в школу и так далее.
Я все это прошёл — мой мятежный дух и поиск правды и справедливости побуждал меня с учителями спорить. Я очень много от учителей огрёб по этому поводу, но сейчас я благодарен этому опыту. Я рад, что вот так вот «оттачивался».
Школьные коммуникации «сверху вниз» воспитывают конформизм и пассивность вместо самостоятельности. Надо дать возможность школьнику задавать уточняющие вопросы, просить обосновать свою точку зрения, цивилизованно подискутировать. К сожалению, всему этому в школе очень редко есть место, только у исключительных учителей.

Да, Алексей. Видно, что у тебя богатая драматургия школьной социализации. Выстрадал.
Я учился разговаривать наверное в 8 классе. Каждый день возвращался из гимназии домой с товарищем из параллельного класса. И по дороге мы обсуждали разные книги, идеи, фильмы. Доходили до развилки, где нам было уже не по пути — ему в одну сторону, а мне в другую. И вот мы стояли на этом перекрестке и долго спорили. Это и была моя школа риторики — я учился думать, аргументированно отстаивать свою точку зрения и слышать другую, убеждать и убеждаться. Потом уже в университете я научился профессиональной научной лексике, но именно цивилизованно разговаривать я научился на этом моём перекрестке. Не в школе. Увы.

Слушай, а не кажется, что мы, россияне — не про коммуникации. И травля в России процветает еще и потому, что у нас компетенция коммуникаций провисшая. Мы не очень дружественны. С сотрудничеством и вообще с взаимодействием — проблема. Ну не умеем. Как сказал классик — «народ безмолвствует».
Я думаю, народ вообще ни при чём. Неплохо разбираясь в социальной психологии, я почти уверен, что то, о чём ты говоришь — это влияние среды. Заметь, русские, которые уезжают за рубеж, их же просто не узнать. Дружелюбны, добродушны, разговорчивы. Почему? Другая среда. Среда, в которой ты себя чувствуешь в безопасности. Это понятно. Человек, который все время в стрессе — раздражён, чувствует себя в опасности, не уверен в завтрашнем дне. Такой человек не будет склонен к общению. И это научно подтверждено. Эксперимент Милгрэма и Стэнфордский эксперимент ровно об этом: человек под влиянием внешних факторов в кратчайшее время способен измениться до неузнаваемости, вести себя, как садист, злоупотреблять властью, издеваться над другими людьми (точно такими же, как он сам), терпеть эти издевательства безропотно, люди, игравшие роль заключённых в Стэнфордском эксперименте даже чувствовали себя виноватыми, хотя не совершали ничего плохого. То же самое и у нас происходит. Мыслимо ли, чтобы в середине 2000-х казаки мочой выставку обливали? Сегодня это норма. У казаков запасы мочи так выросли за 10 лет? Едва ли. А вот государство общественную среду переформатировало очень сильно.

Получается, в благополучном сообществе люди более дружественны?
Да. Однозначно. Несколько лет назад в Оксфордский словарь внесли новое определение «hangry». Это новообразование от двух слов «hungry» (голодный) и «angry» (злой). В стрессе человек становится более агрессивным. Фактор среды играет огромную роль.

Алексей, я видел много «благополучных» компаний (с высоким уровнем доходов сотрудников), в которых, мягко говоря, недружественная обстановка. Называя вещи своими именами — просто опасная.
Благополучие — это комплексная вещь, оно включает в себя далеко не только достаток, но и самореализацию, и здоровые отношения, достижения, занятие любимым делом. Если деньги есть, но нету достижений, здоровых отношений в коллективе и возможности самореализоваться — беда!

Правильно ли я понимаю, что сначала нам надо создать условия для общения, а уж потом — само общение? Или уже сейчас можно начинать выстраивать в обществе коммуникации, не дожидаясь, что нам кто-нибудь построит благоприятную среду?
Надо понимать, что никто специально нам ничего не построит. Нам никто ничего не должен. Если мы сами не построим, то ничего и не будет. Более того, чтобы что-нибудь построить, придется преодолевать сопротивление этой самой среды. Конечно, со сменой поколения этого сопротивления становится меньше, но я не вижу смысла ждать. Более того, именно в этой сложной и разновекторной системе и должны выстраиваться коммуникации, поскольку основа эффективной коммуникации — это понимание Другого. В момент когда ты понимаешь Другого, ты перестаешь к нему относиться как к Плохому.

Русский писатель Виктор Ерофеев сказал: «Понять, значит простить». Это практически христианский пафос. Проект «Полдень», в котором ты долго работал, занимается христианским делом практически — социальной адаптацией сирот.
Не только "Полдень", но и большое количество очень хороших людей работает для того, чтобы улучшить ситуацию с детскими домами в России. И мне кажется, что вопреки всему эта ситуация действительно улучшается. Проект «Полдень», благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», фонд «Дети наши» и огромное количество других НКО, которые вовлечены в эту тяжелую работу с сиротством, уже формируют горизонтальные коммуникации. Люди, объединенные общими ценностями и целями, общаются на равных, без чинов, без вертикальной иерархии. Это коммуникации равноправных личностей, преображающих нашу реальность. Это и есть миротворечество.

Татьяна Яничева
основатель Центра психологического развития «Архитектура Будущего»
ДЕТИ В СЕТИ
Социальные сети - повседневность коммуникаций любого подростка. Хорошо ли это? Как относиться родителям к этому? Как сделать так, чтобы ведя сетевую жизнь, подросток не попался в невидимые сети недоброжелателей? «Коммуникон» решил узнать у Татьяны Гелиевны Яничевой, кандидата психологических наук, руководителя Центра психологического развития «Архитектура Будущего»
Такой формат общения наших детей – свершившийся факт. Надо признать, что поменять мы тут уже ничего не можем. Невозможно отменить интернет. Чем больше я об этом думаю, тем все больше соглашаюсь с теми коллегами, которые предлагают смотреть на это позитивно. Необходимо видеть в подобном общении новые возможности, иное качество коммуникаций. Это более сложный, но неизбежный формат нашего общения. И в нём есть безусловные позитивные стороны, и самая главная из них – значимость любого, в том числе виртуального, общения именно для подростка. Для них это невероятно важно.

Можно даже предположить, что благодаря Интернету общения стало больше.
Интернет даёт возможность расширять свой круг общения. Переписываться с другом, который находится в другом городе или стране. Нет препятствий для коммуникаций с преподавателями кружка или репетиторами , когда для этого нет физической возможности, в силу занятости ребенка. В общем, всё это и многое другое - безусловные плюсы интернет-общения.
Но, конечно же, есть и риски, которые, впрочем, были всегда. Можно не разобравшись попасть под влияние дурной компании, стать жертвой троллинга и даже травли, сформировать превратные ценности и так далее. Опасения старшего поколения относительно всего вышеперечисленного обоснованы. Все риски обычной реальной жизни подростка в растущей сложности современного интернет-общения усилились. В соответствии со сложностью, широтой и лавинообразностью влияния интернета, возрастает и вероятность негативных последствий общения.
И вот здесь важное замечание. Если ребенок нормально социально развивается, если он коммуникабельный, у него есть реальные друзья, хороший контакт с одноклассниками, то сильно переживать и за интернет-общение преждевременно. Опасения должны возникнуть, если социальные сети заменяют подростку реальное общение. Изгои, одиночки, отверженные в классе или во дворе, не принятые в своей среде или тем более в семье, все эти дети создают себе сетевую «замену» реальности. Пресловутую виртуальную реальность. Может быть, даже находя в интернете единомышленников, таких же отверженных, или, что гораздо более опасно, «псевдопомощников».

Многие родители пытаются противопоставить интернету чтению книг. Мол, интернет оболванивает.
Ностальгия старшего поколения по бумажной книге прошлого века никуда не денется. Но нам, родителям придется принять новую реальность, новый формат, обязательно сохранив старый. Именно в этом наше общее преимущество. И здесь приоритет за детьми. Они быстрее нас с вами осваивают интернет и новые технологии. Никакой взрослый не угонится.

Встречается и другая крайность. Некоторые родители, наоборот, предпочитают не ограничивать пользование интернетом. Вроде занят, и ладно.
Всем знакомая ситуация. Многим родителям еще маленьких 3 - 4-летних детей проще самим их одеть, чем научить или терпеливо дожидаться неуклюжих попыток малышей справиться с пуговицами или шнурками. А позже родители жалуются на несамостоятельность своих подросших 13-летних детей. Так же и с гаджетами. В раннем детстве, для того чтобы разгрузить себя, побыть в одиночестве, просто сделать какие-то дела, родители суют ребенку в руки планшет или смартфон (тем более, что дети воспринимают это с энтузиазмом), тем самым освобождаясь от коммуникаций с ним. Что ж потом удивляться, что 13-летний подросток тоже отгораживается от родителей, создавая собственную приватность в виртуальных сетях.
И вот здесь второй важный вывод. Если у вас выстроена нормальная коммуникация с ребенком в реальности, то и в интернет-общении вы тоже можете с ним быть вместе. Посмотреть вместе мультик, обменяться музыкальным треком, прокомментировать новости. Необходимо найти хотя бы 5-10 минут в день для такого совместного виртуального общения. Сохраните это взаимодействие. И тогда с большой долей вероятности он не будет от вас прятаться в сетях. В этом случае зона вашего общения очень расширяется. Конечно же, необходимо соблюдать тактичность по отношению к подростку. Чужие письма или дневники читать неприлично. Эти правила никто не отменял.

Вообще-то у ребенка обязательно должен быть свой сакральный мир. Приватность. Своеобразные «секретики» в укромном месте. Как раньше - за гаражами.
Полностью согласна. Просто теперь этот сакральный мир подростка из-за гаражей переместился в интернет. Безусловно, и риски, умножившись, переместились туда же. Если раньше действия наших детей были видны окружающим, обязательно находилась бабуля, которая поднимала тревогу, то сейчас всё опасное происходит незаметно. Но тем более родителям надо не отстраняться, а переживать вместе с ребенком сложные вызовы. И, если сохранено доверие между старшими и младшими, если родители не игнорируют игры и интересы своих детей, то тогда взросление и риски, с ним связанные, переживаются легче. Сглаживаются.

Современные родители всё больше боятся уже не банальных драк, а кибербуллинга – коллективной анонимной травли в интернете.
Выскажу циничную истину. Дети, и даже взрослые, не становятся жертвами буллинга просто так. Собрались вокруг плохие, которые травят одну хорошую «белую ворону» – такая картинка сильное упрощение. Надо разбираться. Источники травли, так называемые буллеры, как правило, сами несчастные и неуверенные в себе, жаждущие самоутверждения любым способом, они имеют свои проблемы. Жертвам травли, конечно же требуется сочувствие и поддержка. Важно, что поддержка эта должна состоять не в том, чтобы пожалеть, защитить и заслонить. Гораздо полезнее научить, как не стать жертвой, а уже, если попал в неприятную ситуацию, как из нее с достоинством выйти. Но содержательная и серьезная помощь нужна всем участникам травли.

Получается война всех против всех. Не только родители, но даже уже учителя интегрированы в эту систему. Все чаще они сами становятся жертвами развязного и агрессивного поведения учеников.
В процессе взросления человека, когда он становится адаптированным и полезным членом общества, что собственно и называется социализацией, участвуют так называемые агенты влияния. В первую очередь это семья, потом все образовательные учреждения, сверстники и друзья, и… средства массовой информации. Раньше, в первую очередь, тот самый пресловутый телевизор, теперь, безусловно, интернет. Так вот у меня крепнет уверенность, что если роль СМИ как агента влияния социализации ребенка признавалась и раньше, но существовали определенные фильтры на пути информации, то сейчас ситуация иная. Увы, фильтров становится все меньше. Произошли качественные изменения – интернет не просто заслонил и телевизор, и книги, а вообще все СМИ. Он их полностью заменил. Кто из детей смотрит телевизор? И вроде влияние семьи с её ценностными установками никто не отменял, но фильтров нет. Это факт. Вот и ответ, в частности, на распространенный вопрос – почему дети стали такие агрессивные? Они и раньше были задиристыми, но такого количества информации об агрессивном поведении подростков не было. Получается, что дети воспринимают эту тотально негативную информацию как норму. А сила влияния на подростка интернета по сравнению с дворовым Мишкой Квакиным колоссальная.

Опять же, некоторые родители считают травлю нормальным этапом социализации подростка. Или все-таки это системный сбой всего нашего довольно прагматичного общества?
Существуют научные исследования, объектом которых являются, так называемые буллеры, зачинщики или источники травли. Понятно, что не от хорошей жизни они такими становятся. Первое – подростковая потребность самоутверждаться. Если собственного ресурса утвердить себя нет (не поешь, не рисуешь, не танцуешь), то остается единственное – возвыситься за счет унижения окружающих сверстников. Это очевидно. Дети и на родителях пробуют утверждаться. Детям это очень важно, они выстраивают свои границы и, кстати, постоянно испытывают на прочность границы родителей, и вообще взрослых. Подросток требует самостоятельности и зарабатывает свой авторитет, свою значимость. И в троллинге современные школьники оттачивают стрессоустойчивость, свои способности противостоять эмоциональному насилию, интеллектуальное превосходство.

Так может можно научить ребёнка противостоять травле? Вот, например, ваш центр психологического развития «Архитектура Будущего». Устраивать профилактические ежегодные тренинги с каждым классом. Я думаю, родители поддержат такой формат.
Конечно такая профилактика нужна и возможна. Возвращаясь к практике коммуникаций в социальных сетях, скажу - да, тактичное сопровождение ребенка в его интернет-общении необходимо. Существуют программы повышения уверенности, принятия себя, развития лидерского потенциала, а также и технологии интернет-безопасности подростков. Развитие таких качеств и есть профилактика противостояния насилию, травле. Если ты истинно уверен в себе и если ты сам себя уважаешь, ты никогда не окажешься в роли жертвы. Но если травля уже происходит, и именно такой запрос сегодня, к сожалению, большой то - да. У нас есть и такие программы, которые учат противостоять травле, конструктивному поведению в конфликте.
Но, как бы я ни любила свою благородную и полезную работу, я не буду отстаивать эффективность исключительно психологических технологий, прежде всего тренингов. Я уверена, что учит человека – жизнь. Собственный опыт.

В головах у родителей (особенно у бабушек и мам) есть некое противоречие между самостоятельностью ребенка и его безопасностью.
У нас, я имею ввиду и в России, и в Европе, как минимум в последние лет сто сформировалось исключительное отношение к детству. Это уже не просто институт, иногда это, можно сказать, культ. Все говорят про осознанное родительство.
Тысячелетиями человечество выживало же как-то без осознанного родительства. И получается парадокс. Вроде с благими намерениями мы формируем особое отношение к миру подростка, преувеличивая значимость безопасности, оберегая его от излишних травм, в итоге снижаем или вообще устраняем этот «встречный ветер», естественное сопротивление жизни. При этом постоянно мотивируем это изнеженное существо духоподъемными лозунгами «Жизнь – борьба», «Ты должен победить». Откуда бы ему узнать об этом? Жизнь-то его почти стерильна. Не то чтобы сопротивление среды, уже можно сказать - безвоздушное пространство. Нет возможности набраться этого жизненного опыта. Я, сталкиваясь в своей консультативной практике, например, с жалобами старших школьников на учителей, часто предлагаю эти реальные ситуации рассмотреть как тренинг. Ну давай представим, что это тренажер. Тебе в жизни придется часто сталкиваться с подобными ситуациями. Вдруг такой человек может оказаться твоим начальником, партнером по бизнесу, клиентом. Цена вопроса будет выше.

К сожалению, все чаще приходится наблюдать выученную беспомощность. Дети (и не только дети) избегают многообразия. Мы не хотим эту растущую сложность воспринять. Очень упрощаем. Избегаем критически мыслить. Перестаем чувствовать ситуацию. Скоро социальные сети возьмут на себя роль коллективной совести.
Очень может быть. Кстати, мои студенты прямо во время лекции перепроверяют услышанное в Интернете.

Неужели уже преподаватель, ментор становится не актуальным? Раньше надо было обратиться к сведущему человеку за исключительным знанием, а сейчас уже не обязательно. Интернет – глобальная библиотека знания. Или все-таки умный собеседник нужен?
Подростковое сознание требует, чтобы был авторитет. Взрослый – родитель, учитель, тренер, руководитель секции становится таким, когда есть диалог, уважительный разговор. Именно в общении рождаются смыслы.
Возвращаясь к теме фильтров, точнее дефицитов этих фильтров в современном коммуникационном пространстве, можно сказать следующее. Информационная лавина сходит на нас, расширяясь и разрушая все на своем пути. Так вот, эти фильтры и есть те смыслы, которые рождаются в нашем общении. Если родители и подростки общаются, то в этом взаимодействии обязательно рождаются смыслы, которые спасут наших детей в турбулентном, стремительно изменяющемся мире будущего.

Встречи, события, люди.

Коммуникон любит знакомится, встречаться и общаться с профессионалами в области коммуникаций - педагогами и психологами, учеными и инженерами.
28 января 2019
Лекция "Мозг и стресс" в Сколково
КОММУНИКОН посетил лекцию биолога, профессора МГУ
Вячеслава Дубынина
27 декабря 2018
Лекция "Культура: вызовы цифровой эпохи"
КОММУНИКОН познакомился с профессором ВШЭ, писателем Александром Архангельским
25 декабря 2018
Открытый микрофон для подростков «Говорят дети»
КОММУНИКОН принял участие в Новогоднем мероприятии Агентства стратегического развития
1 сентября 2018
Круглый стол "Травля в школе. Сначала признать проблему"
КОММУНИКОН познакомился с ведущими специалистами этой опасной темы в России
Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы быть в курсе последних новостей Коммуникона
Made on
Tilda